Блог Дядя Вова

01.06
10:54

Дюжина ножей в спину революции (А. Аверченко)


http://img.nnow.ru/data/myupload/0/18/18883/dyuzhina.doc

Предисловие.
Предисловие является просто общим трепом. Прекраснодушный интеллигент впервые столкнулся с жизнью. Особого внимания предисловие не заслуживает, даже как сборник приемов НЛП.

Нож № 1. Фокус великого кино.
Предположим, нам при прочтении не надоели многословные излияния Аверченко о том, как хорошо смотреть кино задом наперед. И мы наконец-то добрались до главного:
А что это за ликующая толпа, что за тысячи шапок, летящих кверху, что это за счастливые лица, по которым текут слезы умиления?!
Почему незнакомые люди целуются, черт возьми!
Ах, это Манифест 17 октября, данный Николаем II свободной России…

Свободной ли? И данный ли? Или все-таки отвоеванный Революцией 1905-го года? Да и не так все просто с сим Манифестом:
Царь испугался – издал манифест:
Мертвым – свободу, живых – под арест.
Такие стихи не с потолка писали.
Ну и не может интеллигент не отметить светлое событие:
Дайте обед, рюмку коньяку и бутылку шампанского. Ну, как не выпить на радостях… С манифестом вас! Сколько с меня за все? Четырнадцать с полтиной?
Обед, рюмка коньяку и бутылка шампанского – за среднюю месячную зарплату рабочего. И все это – в одну морду. Возмущение Аверченко сродни… Ну, скажем, Петросяна резко убрали от кормушки. Вот ведь тогда про власть будет гадостей сказано и понаписано?

Нож № 2. Поэма о голодном человеке
1921 год. Еще в сущности не закончилась гражданская война. Всех экономических усилий новой власти пока хватает только на недопущение массового голода.
Вместе собирается компания бездельников, не имевших ни знаний, ни навыков, нужных в реальной экономике. И делают доклады, как они когда-то ели.
Сходный эпизод есть в «Блокадной книге». Только там собирались библиотечные ученые – историки, архивисты и т.д. – и делали доклады о своей работе: исторические изыскания, идеи… Сравнение зело не в пользу описанных у Аверченко дармоедов.

Нож № 3. Трава, примятая сапогом
По зеленой молодой травке ходят хамы в огромных тяжелых сапожищах, подбитых гвоздями.
Вся «революция» Аверченко, о которой он мечтает в «Предисловии» сводится к тому, что он может делать все, что ему заблагорассудится, а хамы так и остаются хамами, сидят впроголодь на цепи и не портят ему настроение. Преображенский, …ля.
В целом нож – так себе.

Нож № 4. Чертов колесо
Все новое, революционное, по-большевистски радикальное строительство жизни, все разрушение старого, якобы отжившего, - ведь это же "Веселая кухня"! Вот тебе на полках расставлен старый суд, старые финансы, церковь, искусство, пресса, театр, народное просвещение - какая пышная выставка!
И вот подходит к барьеру дурак, выбирает из корзины в левую руку побольше деревянных шаров, берет в правую один шар, вот размахнулся - трах! Вдребезги правосудие. Трах! - в кусочки финансы. Бац! - и уже нет искусства, и только остается на месте какой-то жалкий покосившийся пролеткульте кий огрызок.
А дурак уже разгорячился, уже пришел в азарт - благо шаров в руках много - и вот летит с полки разбитая церковь, трещит народное просвещение, гудит и стонет торговля. Любо дураку, а кругом собрались, столпились посторонние зрители - французы, англичане, немцы - и только, знай, посмеиваются над веселым дураком, а немец еще и подзуживает:
- Ай, ловкий! Ну, и голова же! А ну, шваркни еще по университету. А долбани-ка в промышленность!..
Горяч русский дурак - ох, как горяч… Что толку с того, что, потом, когда очухается он от веселого азарта, долго и тупо будет плакать свинцовыми слезами и над разбитой церковью, и над сокрушенными вдребезги финансами, и над мертвой уже наукой, зато теперь все смотрят на дурака! Зато теперь он - центр веселого внимания, этот самый дурак, которого прежде и не замечал никто.

А не про наше ли время написано?
Причем у нас даже нет того смягчающего обстоятельства, которое было у большевиков – семь лет непрерывной войны, сперва мировой, потом гражданской. Просвещение, искусство и прочие финансы мы уничтожили в мирное время.

Нож № 5. Черты из жизни рабочего Пантелея Грымзина
Ровно десять лет тому назад рабочий Пантелей Грымзин получил от своего подлого, гнусного хозяина-кровопийцы поденную плату за 9 часов работы - всего два с полтиной!!!
Про 9 часов – Аверченко свистит. А вот два с полтиной за день рабочий вполне мог получить. Ежели это элитный рабочий в металлообработке или типографии. Таких было гораздо меньше, чем интеллигентов – и платили им соответственно.
Про рабочего можно и дальше развить: бессемейный, не учитываются иные траты… Да много чего можно припомнить.
Итак, на чем основано жульничество рассказа:
1. Сравнивается элитный рабочий мирного времени – и рядовой рабочий времен гражданской войны и разрухи.
2. Представлено, что у рабочего нет иных потребностей, кроме как пожрать повкуснее и одеться (то есть, принят за точку отсчета не рабочий, а интеллигент).
Хотя, стоит признать, на неподготовленного современного читателя нож действует безотказно.

Нож № 6. Новая русская сказка
В принципе жизненная вещь. Если помнить, что Серый русский Волк – это Сталин. И получилось потом в точности по сказке: - Ну, нет, брат, - вскричал Волк и в тот же миг - гам! - и съел заграничного мальчика [Троцкого], сбил лапой с головы глупой девчонки красную шапочку, и, вообще, навел Серый такой порядок, что снова в лесу стало жить хорошо и привольно.

Оставшиеся шесть ножей – в том же стиле. Фигня.
Дюжина ножей в спину революции (А. Аверченко)


Оставить комментарий

Вы не зарегистрированы, решите арифметическую задачу на картинке,
введите ответ прописью
(обновить картинку).


Дядя Вова x0



На гербі зображено ведмедя. В одній руці у ведмідя молоток, а в другій - балалайка. Це символізує працелюбність і незакомплексованість тварюки.